Неврозы риэлтерской жизни

 

Нужны ли риэлтеру железные нервы? Постоянное напряжение во взаимоотношениях с трудно предсказуемым в поведении клиентом наполняет  жизнь специалиста по операциям с недвижимость дополнительными страхами и опасениями. Это «благодатная» почва для формирования невротических состояний.

При неврозе навязчивых состояний у риэлтера появляются изнуряющие своей стойкостью тревожные мысли, страхи, например, так и не открыть первую сделку, потерять Клиента, покраснеть при ведении переговоров, остаться один на один с Клиентом в тесном помещении (лифт). При этом он хорошо понимает нелогичность своих опасений, но не может от них избавиться.

Чтобы хоть как-то снизить “уровень тревожности”, добиться облегчения, он часто прибегает к “защитным ритуалам” — то стучит по дереву, то трижды плюнет через левое плечо. Это обычно делается незаметно, если вызывает недоумение окружающих.

В каких же случаях психотравмы, длительные волнения вызывают именно невроз навязчивых состояний? Чаще всего тогда, когда человек с детства обладает тревожно-мнительным складом характера. Такие люди еще до болезни мучаются постоянными опасениями, тревогой, проявляют сомнения и нерешительность при необходимости сделать выбор даже в мелочах (“купить — не купить”, “ждать трамвай или пойти пешком” и т. д.). Подобная нерешительность называется “умственной жвачкой”.

К чему же в итоге приводят неврозы? Излишняя обидчивость, вспыльчивость риэлтера то и дело провоцируют конфликты, эмоциональный стресс. Агент из-за стойких негибких установок не способен отказаться от явно неправильной тактики поведения с Клиентом. Даже нетрудная задача требует от него больших усилий, поскольку он быстро истощается, устает, “срывается”.

Риэлтер, находящийся в неврозоподобном состоянии может применить грубость, бестактность и прямолинейность там, где нужны дружелюбие и выдержка. Так, иногда страдающая неврозом женщина-агент дома не в силах сдержать раздражение из-за малейшего непослушания ребенка, начинает кричать на него, а то и с ожесточением применяет физическое наказание, хотя уже через 15—20 минут раскаивается в этом. А ребенок рыдает, считает себя незаслуженно наказанным, постепенно озлобляется и в итоге по вине родителей тоже становится “невротиком”.

Возникает парадокс. Больной неврозом менее, чем здоровый человек, приспособлен к социальной среде, но вместе с тем из-за присущих ему личностных особенностей сам постоянно невольно порождает ситуации, более сложные, чем те, с которыми сталкивается здоровый человек. В детском возрасте — это затяжные конфликты с родителями, одноклассниками, учителями, в зрелые годы — с коллегами, начальством, супругом, соседями. Страдающий неврозом погружен в мир своих переживаний, часто не замечает чужих трудностей или же считает их менее значительными, чем свои. Поэтому он нередко вызывает чувство раздражения окружающих, справедливо, но безуспешно советующих “взять себя в руки”, “не думать лишь о себе”, “не расстраиваться по пустякам”. Это озлобляет больного, обостряет у него чувство одиночества, усиливает симптомы невроза.

Крах жизненных устремлений невротик (а также человек с акцентуированным характером) не склонен связывать со своими недостатками. Если он из-за необщительности, робости или завышенных притязаний, к примеру, не женился, то всегда готов оправдаться тем, что “не встретил человека по душе”, “нет достойных” и т. д. Больной неврозом часто меняет рд занятий, переходит из одной фирмы в другую потому, что все время попадается “плохое руководство”. Если же он и принимает в расчет свои недостатки, то обычно утрирует их: “Уж такой я некрасивый” (“невезучий”, “правдолюбивый”, “принципиальный”, “прямой”).

Если неврозом страдает человек, занимающий административную должность, он может существенно ухудшить психологический климат в коллективе и тем самым дезорганизовать работу фирмы.

На каждую минуту конфликта из-за грубости руководителя фирмы приходится 20-30 минут, а то и более 32 часов последующих переживаний. При неврозах отрицательные черты характера — грубость, подозрительность, агрессивность и др. — заостряются. В это время работа не ладится, все валится из рук. Плохое настроение снижает эффективность общения с Клиентом на 30-40 %.

Поскольку истоки заболевания, особенно у женщин, часто кроются в психотравмирующей ситуации в семье, то вполне очевидно, что в фирме даже при идеальном психологическом климате могут возникнуть столкновения по пустякам из-за тех, у кого “оголенные нервы”. Дружный коллектив обычно замечает изменения в настроении и поведении сотрудника, знает причину этого и умеет быть снисходительным к его эмоциональным всплескам. И тогда работа в офисе для заболевшего — действенное лекарство. Если же причиной невротизации являются служебные столкновения, человек лишен этого лекарства.

Клиент в повседневной жизни иногда заражается отрицательными эмоциями невротиков из своего окружения (бабушка, дедушка, сосед и т.п.), так как всем людям в той или иной мере свойственны внушаемость и самовнушаемость. Если в семье, решившей продать или купить квартиру, сложилась неблагоприятная, напряженная ситуация, то быстрее других ее чувствуют люди с невротическими чертами характера, а также с врожденным слабым типом нервной деятельности. А именно они могут выступить Клиентами риэлтерской фирмы. Такой Клиент служит барометрами психологической атмосферы семьи и раньше всех “срывается”. При этом их яркие патетические эмоции передаются другим людям, и, таким образом, в семье создаются два противоборствующих лагеря. Одни хотят так, другие не так продать квартиру. В итоге скрытый конфликт переходит в явный. С одной стороны, это неплохо — явные противоречия легче разрешаются. Но с другой — накал и масштабы конфликта часто становятся более значимыми, чем первоначальная причина, породившая его. Продажа квартиры или ее покупка обостряют взаимоотношения и провоцируют Клиента к развитию у него невротического состояния. Риск срыва сделки становится максимальным  и потребует от агента проявления психотерапевтических способностей в работе со своим подопечным.

До сих пор речь шла о так называемых чистых или первичных неврозах, причиной которых являются психотравмы. Однако иногда на фоне той или иной изнуряющей болезни (например, тяжелый грипп, язвенная болезнь желудка, бронхиальная астма, гипертония, радикулит и др.) развиваются вторичные неврозы. Они также проявляются раздражительностью, вспыльчивостью, подавленным настроением, навязчивым страхом за свою жизнь и также могут заострить отрицательные черты характера.

 

Пример из практики. Женщина, 52 года, покупатель квартиры, стала замечать в себе крайнюю вспыльчивость, чувство нервного напряжения, периодические боли в области затылка, неприятные ощущения в сердце. Это состояние возникло около года тому назад без видимой внешней причины и постепенно ухудшалось. Ранее всегда отличалась выдержкой, мягкостью в общении, а в последнее время у нее то и дело возникают конфликты и дома и особенно на работе. Стала нетерпима к малейшим недостаткам осматриваемых квартир. Вспылив, могла нагрубить, резко отчитать своего агента, хотя спустя короткое время начинала сожалеть об этом. Стала принимать успокоительные средства, однако эффект был незначительным. При обследовании у женщины обнаружилась так называемая симптоматическая гипертония, обусловленная хроническим воспалительным заболеванием почек. Из пораженных почек в кровь выделялось вещество, приводившее к подъему артериального давления, спазму сосудов головного мозга и его кислородному голоданию. Все это проявлялось неспецифической картиной невроза. После проведенного курса лечения почек у дамы исчезли повышенная раздражительность и вспыльчивость, нормализовались отношения с окружающими и, как следствие, подобралась квартира.

 

Нередко невротическое состояние развивается у людей преклонного возраста как следствие атеросклероза сосудов головного мозга. При этом заостряются некоторые черты их характера. Ранее бережливый может стать скупым, общительный — назойливо-болтливым, замкнутый — угрюмым, осторожный — пугливым, недоверчивый — подозрительным, несдержанный — конфликтным. А в итоге подчас нарушаются отношения с соседями, друзьями, взрослыми и детьми.

Рекомендации психолога: При общении со стареющим клиентом необходимо учитывать весьма часто наблюдаемые у них особенности психики. Как правило, это постоянное обращение к прошлому, меньший интерес к будущему и нередко даже к настоящему, обусловливающие некоторый консерватизм. Эти черты объяснимы с точки зрения психологии. Для молодого человека будущее кажется бесконечным и предстоящие старость и смерть настолько отдаленными, что не тревожат его мыслей. Для старого человека будущее уже не так заманчиво. Прошлое нередко рисуется ему в более светлых тонах, чем оно было в действительности. При потере близких людей старый человек не приобретает новых друзей, постепенно замыкается в себе, изолируется от общества и становится одиноким с неизбежными тоскливыми мыслями. Чувство одиночества и неполноценности усиливается затруднением самостоятельного передвижения, самообслуживания, снижения зрения и слуха. Для старого человека с его ранимой психикой потеря близкого человека, тяжелый конфликт с ним или психическая травма другого рода, вынужденная перемена привычной обстановки при потенциальном переезде на другое место жительства могут легко стать причиной физической и психической декомпенсации.

По возможности тактичное отношение со стороны агента позволит Клиенту преклонного возраста не лишаться необходимой всем радости общения. При общении с такими людьми необходимо делать поправку на их “расшатавшиеся нервы”, быть с ними более терпимыми и сдержанными.

Удачи Вам, риэлтеры и самообладания в работе над собой и Клиентом!

 

Юнацкевич Петр Иванович

Научный руководитель Института недвижимости и оценки, Санкт-Петербург - Сочи